На днях от имени Владимира Зеленского в Верховной раде был зарегистрирован, а днем позже обнародован законопроект «О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический или политический вес в общественной жизни (олигархов)»

Это тот законопроект, о разработке которого Зеленский заявил 15 апреля, по итогам очередного заседания Совета национальной безопасности и обороны (СНБО):

«Я предложил СНБО и офису президента совместно с Антимонопольным комитетом разработать новый  фундаментальный законопроект о статусе олигархов»

Подавалась эта идея под хорошо скармливаемым электорату соусом снижения влияния олигархов на политику и превращения их в обычных бизнесменов.

Но на самом деле он не совсем о борьбе с олигархами. Пять-десять человек, которые реально являются таковыми на Украине, от принятия закона практически не пострадают - по крайней мере на первых порах. Пострадать могут представители бизнеса средней руки.

В выигрыше в краткосрочной перспективе окажутся Зеленский и его окружение. Но вот в более отдаленной перспективе этот закон сыграет на руку внешним кураторам и транснациональным компаниям, интересы которых они представляют. Они и являются его главными бенефициарами.

В законопроекте олигархом определено физическое лицо, которое соответствует минимум трем из четырех признаков:

  • принимает участие в политической жизни;
  • имеет значительное влияние на СМИ;
  • является на момент принятия закона конечным собственником (контролером) субъекта хозяйствования - монополиста;
  • имеет активы подтвержденной стоимостью свыше миллиона прожиточных минимумов (79,5 миллиона долларов).

Формально триединство возможностей (политическое влияние, контроль над СМИ и наличие капитала) человека, которого принято считать олигархом в наше время, сохранено. Но определение размера активов дает понять, что законопроект не об олигархах.

В стране, в которой, по оценкам украинского Forbes, восемь человек имеют активы более чем на миллиард долларов, а еще несколько человек к миллиарду подбираются, считать олигархами людей с активами в 80 миллионов долларов нелепо.

Таких людей на Украине тысячи. Причем большинство из них занимались не бизнесом, а карьерой в прокуратуре, СБУ или органах исполнительной власти. Но под колпак закона попадут не они, а те, кто имеет очень средний по европейским меркам бизнес, пытаясь что-то производить.

Участие в политической жизни трактуется максимально широко. Прямое участие - это президент, народные депутаты, главы центральных органов власти, а также СБУ, Генеральной прокуратуры и Национального банка. А вот косвенное - интереснее:

  • наличие связи с людьми, имеющими прямое участие;
  • занятие должности в руководстве политической партией;
  • финансирование любой политической деятельности (от партий до митингов).  

А чтобы расширить понятие «влияние на СМИ», авторы пошли на введение специального понятия «контролер=. Таковым является:

«Лицо, обладающее возможностью осуществлять решающее влияние на управление или деятельность СМИ непосредственно или через других лиц, < ... > или независимо от статуса бенефициара осуществлять такое влияние»

Понятно, что доказать соответствие человека любому из трех приведенных критериев в нормальных условиях было бы сложно. Как, например, точно оценить размер активов, если акции не обращаются на рынке, а какая-то их часть оформлена на поставных лиц? То же самое и с участием в политической жизни или контролем над СМИ.

Но это в нормальных условиях, а на Украине Зеленского есть СНБО, которое будет своим решением определять, соответствует ли человек трем критериям. Доказывать ничего не надо. То есть сам закон является ширмой для узаконивания действий СНБО - органа, который приобретает все больше признаков хунты. Разве что состоящей не из военных, а из клоунов.

Ну и о последствиях признания олигархом. В рабочих проектах, которые сливались в СМИ, главным было обязательное отлучение олигарха от владения или контроля над СМИ. Но в итоге эта норма из законопроекта выпала - то есть по этому пункту с настоящими олигархами произошел договорняк.

Осталось же:

  • Запрет делать взносы в поддержку политических партий. Никто и сейчас не делает это прямо, обойти запрет будет несложно.
  • Запрет участвовать в «большой приватизации». Скорее всего, его тоже можно будет обойти. Если же будут созданы препоны, которые этого не позволят, то с учетом запрета на участие в приватизации для российских юридических и физических лиц государственные активы либо вообще не будут проданы, либо будут проданы за копейки.
  • Обязанность подавать декларации наряду с чиновниками. Неприятно, немного унизительно, но с учетом юридических служб олигархов - не проблема.
  • Чиновники, непублично контактирующие с олигархами, должны будут подавать декларацию о каждом таком контакте. Это вообще анекдот в условиях, когда все окружение Зеленского и его самого регулярно ловят на таких контактах. Уже были оформленные законом запреты на проведение массовых мероприятий во время карантина. И что? Окружение Зеленского постоянно «палилось» на прямом нарушении закона, но ему за это ничего не было.

То есть настоящие олигархи особо не пострадают. Их фамилии для всех и так ассоциируются с понятием «олигарх». От того, что это звание за ними закрепят юридически, на данный момент им не будет ни холодно ни жарко. Другое дело, что в будущем в закон можно вносить изменения. К примеру, в прошлом году на Украине был принят закон о рынке земли, который прямо запрещал ее продажу иностранцам. Но уже в этом внешние кураторы добились внесения в него схем, позволяющих это делать.

А вот бизнесмены средней руки, фамилии которых окажутся рядом с миллиардерами, вряд ли обрадуются такому соседству. Прежде всего им будет сложно де-юре выполнять все требования закона. Надо понимать, что Украина - страна тотального беззакония. И, например, отсутствие контакта такого бизнесмена с чиновниками приведет к тому, что бизнеса у него очень скоро не станет. Их-то на первых порах окружение Зеленского и планирует максимально «обилечивать».

В России деолигархизация произошла в начале 2000-х годов, прежде всего путем отлучения олигархов от федеральных СМИ. Карманные партии тоже прекратили существование. Разумеется, сверхбогатые и влиятельные люди никуда не делись, но они потеряли возможность навязывать свои интересы силой. Параллельно государство постепенно выходило из-под внешней зависимости.

На Украине ситуация диаметрально противоположная. Коллективный Запад сегодня имеет в информационном пространстве куда большее влияние, чем все олигархи, вместе взятые. И продолжает его наращивать. Например, ставленник Сороса Томаш Фиала только за последние полтора месяца скупил три влиятельных экономических СМИ. Кроме СМИ, у Запада есть целая армия грантоедов - по сути, иностранных агентов, которые прямо выражают интересы своих покровителей.

Причем не только в информационном пространстве, но и в органах законодательной и исполнительной власти. Кстати, все они в бурном восторге от возможного принятия закона. В таких условиях (без курса на суверенитет и закона об иностранных агентах) принятие закона об олигархах в любой редакции означает в долгосрочной перспективе все большее колониальное закабаление страны.

Аврора